Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:02 

ты умеешь танцевать вальс, Куросаки?

KisaKlubnichka
Мы никогда не задавали друг другу таких глупых вопросов как “Давай встречаться?”, “Любишь ли ты меня?”, “У нас все серьезно?”. Так, как поступают обычно люди. Мы никогда не спрашивали себя “На долго ли это?”, “Почему мы вместе?”, “Что будет дальше?”. Мы просто жили одним днем. Как будто не будет завтра, не будет нового рассвета, как будто мы не увидим первый снег, или то, как придет новая весна и принесет с собой что-то невообразимо нежное. Мы просто были вместе, любили так, как могли, и каждый из нас знал, что чувствует другой. Когда мне было холодно, он начинал тихо ворчать и крепко, но бережно обнимал меня, как самое дорогое. Когда он начинал грустить, я отпускал его, потому что знал: если не отпущу, он не уйдет, но ему будет плохо, на столько, что он несколько дней будет валяться в кровати и обнимать себя за колени. А так, он просто уйдет, и уже на следующее утро я проснусь от терпкого запаха кофе и апельсинов.
Кофе - это он, апельсины – я.
На людях, да и при свете дня он как только не “называл” меня: и Куросаки, и недошинигами, и дураком с комплексом героя… И только ночью, в нашей комнате, вжимая меня в себя, вжимая себя в меня он тихо, так что бы услышал лишь я один, шептал мне на ухо “рыжик”. Каждый раз мое сердце сжималось, и я отчаянно верил, что вот сейчас я умру. Умру самым счастливым человеком, в его объятиях. Я же шептал ответ в его ключицу. Твой.
Я для него был солнцем, а он моим небом. И оба, друг для друга, мы были свободой.
Мы никогда не ссорились. Только мелко и совсем не больно подкалывали друг друга. Со стороны это наверно смотрелось ужасно. Мы кричали друг на друга, размахивали руками, хлопали дверьми, дрались. Иногда даже не рассчитав силы, могли что-нибудь сломать: сломать нос, вывихнуть палец, прокусить ухо, рассечь бровь, оставить кучу синяков... Один раз я даже умудрился упасть с лестницы, разбить окно и чуть не упасть с третьего этажа. Он тогда испугался. На столько, что стал почти белым листом бумаги, только глаза и выделялись. Они у него голубые, как небо. После этого он еще долго орал на меня, а я молчал. Молчал и не пытался вспомнить сколько раз он разбивал мною стены, не вспоминал, как он ни единожды со всей своей кошачьей дури запускал в меня свое серо, не вспоминал и наши отнюдь не детские драки. Молчал, потому что я сам дурак. Потому что знал, насколько я был близко к лестнице, потому что понимал, что надо отойти от нее, чтобы в пялу драки не упасть, но не стал, решил – обойдется. А он знал это. Потому что у нас был разговор об этом. Потому что он предупреждал меня, что в такие моменты его сознание уходит на задний план, а вперед вырывается зверь. Потому что он не мог вот так сразу приучить себя сдерживаться, а не драть сразу чью-то глотку зубами. Ближе к вечеру он успокоился, а ночью затребовал компенсацию. Хитрый котяра! Но мы никогда не ссорились по-настоящему. Потому что все это были лишь нашей жизнью, нашей любовью.
Ссоры – это недоверие, это страх, это неприязнь чего-то. И неправда, что любовь без ссор, это равнодушие. Неправда, что ссоры только соединяют нас крепче. Ссоры разрушают фундамент отношений, убивают доверие, подтачиваю и вгрызаются в тебя. А может быть это мы неправильные?...
Мы никогда не говорили друг другу тех слов, которыми так небрежно бросаются парочки. Люблю. Это не было нашим табу или что-то в этом роде. Мы просто знали это и все. И не смотря на то, что я очень часто выставляю свои чувства напоказ, просто живу эмоциями, я никогда не говорил этих слов ему. Потому что считаю, что это чувство нельзя описать словами, оно просто есть, а все слова и обозначения его это полная чушь. Ведь разве можно запихать в одно единственное слово все те чувства, все те эмоции, что им вызвано?... А он просто был пустым и не привык любить, поэтому хранил это в себе. Но, несмотря на это, мы знали. Наши чувства искрились в глазах, были в каждом прикосновение, вырывались с дыханием, окружали нас. Может быть, со стороны и не было видно как сильно, до боли в душе, как безумно и нежно мы были влюблены, но мы были…
И только раз в год мы позволяли себе показать эти чувства не только нам, но и всему миру.
Когда это случилось первый раз, это было неожиданно. Для меня.
Это было за несколько дней до Нового года. В университете проводился ежегодный бал.
Помнится, я как-то рассказал ему о своих детских мечтах: как однажды, повзрослев, найду ту единственную и неповторимую, буду любить ее, как отец любил мою мать. И как однажды в этот светлый праздник, неважно будем ли мы уже стариками или еще юными и глупыми, я приглашу ее потанцевать со мной. И она улыбнётся мне, согласно кивнет и вложит свою руку в мою, доверчиво пойдет за мной. А я выведу ее на открытое пространство и закружу в медленном вальсе, а сверху будет падать снег.
Для меня оказалось сюрпризом, что он запомнил эту детскую сказку. Но он помнил. И пришел на бал. Он был в смокинге, хотя не любил формальность и все больше ходил в ободранных джинсах да вызывающих футболках. Я, правда, тоже не любил это, поэтому на бал пришел в чистых и целых джинсах, белой футболке и черном пиджаке поверх нее. Для меня даже такое проявление “дресс-кода” было удивительно. Но он…
Тогда он даже не стал оглядывать зал, а пошел прямо в мою сторону, как будто видит ту самую красную нить судьбы, связывающую нас. Он подошел ко мне и, смотря в глаза, громко спросил: Ты умеешь танцевать вальс, Куросаки?
Я только и мог, что удивленно смотреть на него. Тогда он взял одну из моих рук и положил ее себе на плечо, а вторую переплел со своей и повел меня. Не знаю, какая именно мелодия звучала тогда на танцполе, но мы кружили в вальсе.
Он не был девушкой моей мечты - он был самим собой. Не я пригласил его на танец - он взял все в свои руки. Первый снег выпал еще три дня назад, да даже если бы и сейчас, мы были под крышей и не смогли бы увидеть его. Но сказка сбылась, ведь рядом со мной был именно тот человек, которому я отдал свое сердце, тело и душу. Тот, кто в ответ отдал столько же – все.
Не знаю почему и как, но это вошло в нашу привычку и один раз в году, в честь Нового года мы танцевали вместе в ним вальс. Иногда даже удавалось поймать первый снег.
Это была наша новогодняя сказка.
Она и сейчас наша, не правда ли, Гримм?

@темы: Гримм/Ичи

URL
Комментарии
2011-06-05 в 14:35 

478133
good omens
*сидит рыдает и каваится*
это шикарно, только:
бро, где шапка?
и кстати, в пялу драки не упасть
авось, в пылу? О_о
Тогда он взял одну из моих рук и положил ее себе на плеч
Одну из моих рук? У него их сколько?
Лучше уточнить: правую аль левую, а то глаза режет...

2011-06-05 в 14:51 

KisaKlubnichka
а шапки и не было... а про руки.. сама в шоке! О_о

URL
2011-06-05 в 14:52 

478133
good omens
KisaKlubnichka
стоп, это твоё творение?

2011-06-05 в 14:53 

KisaKlubnichka
неа...

URL
2011-06-05 в 14:54 

478133
good omens
ох блеать. я тебе сейчас вклею.
ты хоть знаешь, что такое шапка? О_О

2011-06-05 в 14:56 

KisaKlubnichka
знаю! но там где я брала этот фанф её не было...

URL
2011-06-05 в 14:57 

478133
good omens
KisaKlubnichka
О_о
да как можно фанф без шапки выкладывать? О_о
тогда в темах впиши "не моё"

2011-06-05 в 14:58 

KisaKlubnichka
буду знать!
кстати, сейчас попробую дописать тот фанф который я 2 месяца назад начала писать...

URL
2011-06-05 в 17:07 

478133
good omens
ну слава богу. давай, жги.. Х-х

2011-06-05 в 17:28 

KisaKlubnichka
о да...=="

URL
2011-06-05 в 17:29 

478133
good omens
жги давай, пупс. *_*

   

Sakurai YaoiMan

главная